Tuesday, June 14, 2016

К слову о ЕГУ

С тех пор, как я ушёл из ЕГУ, мне много раз хотелось что-то про него написать. Иногда хотелось кому-то возразить, а порой - кого-то поддержать. Мне самому не всегда удавалось быть в согласии со своими бывшими коллегами, и однажды наступил день, когда я понял, что больше не хочу и не могу быть с ними. Сегодня же я снова почувствовал себя частью сообщества, и хотел бы сказать пару слов относительно статьи, которую опубликовали на сайте obrazovanie.by. Статья написана в форме интервью со студентом ЕГУ, который предостерегает других абитуриентов поступать в университет. Если даже такой студент существует (по поводу чего у меня лично есть сомнения), то мне понятно его или её желание сохранить анонимность. Нет, не потому что он подвергнется преследованиям со стороны администрации. Думаю, в первую очередь такой студент остерегался бы своих одногруппников, потому что они бы очень удивились такой непопулярной среди студентов ЕГУ точке зрения. Ещё позвольте узнать, кто же брал интервью? Почему не указан автор статьи? Кому высказывать недоверие?

В ЕГУ полно проблем. Это правда. Университет, очевидно, переживает кризис. В ЕГУ стоит поступать. Нет белорусских гуманитарных университетов лучше. Это тоже правда, и это тоже совершенно очевидно для тех, кто имеет возможность сравнивать.

Каждые полгода я слышу критику в адрес ЕГУ. В большинстве случаев я встречаю её вполне приветливо, потому что, в отличие от многих ЕГУ-скептиков, а также и многих работников ЕГУ я не считаю слово “критика” синонимом слова “оскорбление”. Критичность необходима для того, чтобы точка зрения была развита, обоснована, современна, а система сохраняла способность конкурировать. Этому, к слову, меня научили в ЕГУ. И да, мне порой очень хотелось напомнить многим коллегам (в том числе и представителям администрации) о том, что им стоило бы применять на практике то, что они рассказывали нам на лекциях. И да, когда я решался это сделать, редко получал в ответ понимание, или, тем более, признание своей неправоты. Было обидно. Казалось, что ко мне плохо относятся. Но поступать в ЕГУ всё равно был смысл, потому что на лекциях-то говорили как раз то, что было нужно.

Многие мои начинания в ЕГУ не могли быть реализованы. Потому что система не была готова их принять. Иногда это противоречило чьим-то интересам в университете, а иногда просто встречало непонимание. В начале я пытался это терпеть, но потом я понял, что мои усилия не воспринимаются серьёзно. Администрация устроена как вертикаль, и с горизонтальными коллегиальными решениями справляется на троечку. И, конечно же, было совершенно очевидно, что такая не гибкая система придёт к кризису.

Вот только мог бы ли мне кто-нибудь объяснить, почему сейчас все говорят об этом как о трагедии для абитуриентов или студентов? Кризис - это такое же нормальное состояние системы, как и все другие фазы её действия. Будем честны: университет - не санаторий. Университет, в частности ЕГУ, - это сложная многоступенчатая система, в которой работают сотни людей, многие из которых обладают весом и влиянием в самых разных сферах, где имеют свои интересы. В университете существует конкуренция. В университете существуют представители администрации, которые естественным образом хотят бороться за то, что считают для себя выгодным. В университете существует свой авангард, который жаждет революции в определённых сферах его функционирования. В университете есть студенты, которые сильно отличаются от администрации, и которые тоже делятся на массу групп с разными позициями по каждому из вопросов. И даже эта самая администрация не является такой уж единой во взглядах, как это иногда пытаются изобразить в СМИ. Всё это - нормальная работа системы, и плоха будет та система, где всё будет по-белорусски “стабильно” и “безоблачно”. Вообще даже сама мысль о том, что может быть какая-то “стабильность” - большая иллюзия, популярная в белорусском обществе. Если вы имеете амбиции и хотите добиться в жизни какого-то успеха, то выбивайте (как говорил небезызвестный профессор) из своей головы эту нелепую галлюцинацию. В реальной жизни всё динамично, постоянно меняется, не находится в покое и не ждёт как удобное кресло, пока вы придёте и разместитесь в нём. В жизни приходится ловить волну, чем и заняты все, кто работает в ЕГУ. Просто о его проблемах можно много услышать из-за относительной открытости университета и возможностей литовских СМИ. В Беларуси же вы просто не знаете, что происходит за стенами университетов. Там неоткуда взяться коррупционным скандалам, потому что они происходят на высшем уровне. Неоткуда взяться борьбе за власть, потому что всё поделено и приходит по разнарядке. Вот и весь секрет.

Как работают белорусские университеты, которые не в изгнании? Поскольку моя статья не анонимна, то без названий университетов: в одном студенты знают наизусть какому преподавателю какой дар нужно преподносить. В другом на лекции преподаватель может прийти пьяным. В третьем студентов грозят выселить из общежития, если не хотят волеизъявляться. А уж в четвёртом-то, ой какие страсти, про это можно рассказывать бесконечно. Скажу только, что однажды на заседание кафедры вызвали милицию. Ничего из выше перечисленного я не могу себе представить в ЕГУ. Не могу представить даже в лёгкой форме. Это прекрасно понимает любой человек, который учился в этом университете хотя бы один день. На фоне всего этого критика в адрес ЕГУ из-за его недостаточной “белорусскости” или проблем организации процессов просто смехотворна, и заставляет думать о предвзятости в отношении этого университета. К слову, всё выше сказанное тоже сомнительно. Белорусскости в ЕГУ больше, чем в любом университете внутри Беларуси, а бюрократия, несмотря на всю свою растяпистость, ничтожна по сравнению с тем, как это работает в других белорусских университетах. Просто те университеты критике не подлежат, они ведь привычная грязь. А ЕГУ посмел назвать себя европейским университетом, и поэтому получает в свой адрес такие требования от белорусской общественности, что ему нужно было бы быть идеальным, чтобы им удовлетворять. В то же время никто не пишет о том, что в ЕГУ преподаватели любят свою работу и получают даже по литовским меркам достойную зарплату, в отличие от своих белорусских коллег, которые получают по несколько сотен евро. Не нужно владеть секретной статистикой, чтобы делать предварительные выводы о разнице в качестве образования в таких обстоятельствах.

Да, я считаю, что кто-то в университете должен взять на себя ответственность за то положение, в котором университет сегодня оказался. Этот человек (или люди) должен извиниться и уйти, а оставшиеся должны извлечь из этого урок. Университет должен меняться, потому что невозможно шагать вперёд по 21ому веку с устаревшей вертикально-феодальной моделью управления университетом. Нельзя идти в будущее с советскими страхами и методами работы, принесёнными из Беларуси. И, конечно же, когда университет выйдет из этого кризиса, и тёмная полоса сменится светлой, в нём будут работать частично другие люди. Возможно, будут преподаваться частично другие дисциплины. Кому-то будет больно, кому-то - радостно. Кто-то пострадает от трансформации университета, а кто-то - выиграет. Именно это мы и видим на протяжение многих лет в ЕГУ: закрылись программы, не пользующиеся спросом; часть преподавателей больше не работают в ЕГУ. Я считаю, что администрации не стоило во время трансформации ограничиваться подчинёнными и студентами, она и сама себя должна была реформировать. С этой задачей, я считаю, она не справилась. Результат этого фиаско мы сейчас и наблюдаем.

Однако, абитуриенты ведь здесь не причём. Все эти годы они поступали, учились, ездили по ERASMUS, получали дипломы - и всё это происходило независимо от того, какие вопросы решались в Сенате. Опыт студентов ЕГУ всегда был бесценен по сравнению с белорусскими коллегами. После многих лет жизни в Литве, поездок/практики в других странах Европы, зная несколько языков, они преуспевали. У студентов ЕГУ никогда не было проблем с трудоустройством. Любезный студент из статьи, почему вы не рассказываете, как вам жилось в Вильнюсе? Почему вы не расскажете, как вы медленно учились не бояться высказывать мнение после белорусского опыта? Я ведь прекрасно знаю, как выглядят первокурсники: запуганные детишки, которые после белорусской школы боятся рот раскрыть без разрешения. И я вижу, какие они уверенные целеустремлённые по окончании университета, после скольких-то лет жизни в среде, где на них не давят, где их не унижают. Почему вы не расскажете, как вы в ЕГУ можете вступать в дискуссии с преподавателями и публично в аудитории ставить под сомнение их правоту в том или ином вопросе? Почему вы не расскажете, как студенты вместе с сотрудниками университета сидели на заседании, где ректор Полик оправдывался в ответ на обвинения в некомпетентности? Критикуйте администрацию, критикуйте учебный процесс - университету это полезно. Но зачем лгать про выдавливание из студентов денег? Зачем пугать абитуриентов и мешать им получить те возможности, которыми уже воспользовались вы?


Я желаю ЕГУ пережить этот кризис и процветать дальше. Мне не важно, кто будет ректором, и кто вообще будет работать в этом университете. Мне не важно, будут ли преподаватели белорусами или гражданами других стран. Я лишь хочу, чтобы Вы, если вдруг пожелаете выйти из давящего мрака белорусской предопределённости, имели такую возможность. Удачи!

1 comment: